В Гомеле судят милиционера — за избиение задержанного и мошенничество

В суде Железнодорожного района Гомеля рассматривается уголовное дело в отношении действующего сотрудника милиции, оперуполномоченного уголовного розыска одного из городских отделов. Милиционер обвиняется в избиении задержанного (ч. 3 ст. 426 УК) и мошенни

В Гомеле судят милиционера — за избиение задержанного и мошенничество

Фото редакции портала Naviny.BY

В суде Железнодорожного района Гомеля рассматривается уголовное дело в отношении действующего сотрудника милиции, оперуполномоченного уголовного розыска одного из городских отделов. Милиционер обвиняется в избиении задержанного (ч. 3 ст. 426 УК) и мошенничестве.

 

Эпизод первый. Рукоприкладство

По версии обвинения, избиение произошло 2 мая 2015 года. Тогда Максим Иванов (до оглашения приговора назовем его так) в составе следственно-оперативной группы был задействован на установление обстоятельств происшествия — мужчина выпал из окна третьего этажа.

У правоохранителей были основания полагать, что к происшествию причастен житель Гомеля, которого задержали и доставили в отдел.

«На отказ гражданина подписать признательные показания о том, что именно он вытолкнул из окна третьего этажа мужчину, Иванов нанес потерпевшему не менее одного удара кулаком правой руки по лицу в область нижней челюсти», — говорится в постановлении о направлении дела в суд.

Затем обвиняемый «вместе с неустановленными сотрудниками» положили мужчину на пол на живот, застегнув наручники за спиной и просунув ступни ног под наручники, и стали наносить удары по различным частям тела «неустановленным предметом», в том числе по теменной части головы, по задней поверхности плеч, по наружной стороне бедра.

Потерпевший получил легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. В постановлении говорится, что «Иванов совершил действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не имел права совершать».

 

Эпизод второй. Мошенничество

Вторая часть обвинения — мошенничество — не связана с первой. По версии обвинения, Иванов в мае 2016 года «путем обмана, под предлогом обмена транспортными средствами и не намереваясь выполнять принятые на себя обязательства завладел принадлежащим потерпевшему автомобилем Меrcedes Benz Е280, который был оформлен на жену обвиняемого».

Максим Иванов и его знакомый Владимир, ныне выступающий в качестве потерпевшего, договорились обменяться «Мерседесами». У Иванова была модель С180, у Владимира — Е280. Но впоследствии сотрудник милиции отказался от переоформления принадлежащего ему автомобиля на имя потерпевшего, потом сообщил ему о неисправности Меrcedes Benz Е280 и о произведенном дорогостоящем ремонте, в конце концов поставив пострадавшего в известность, что ни автомобиль, ни денег тот не увидит.

Милиционер вину в мошенничестве не признает. У него своя версия произошедшего — это был не обмен, а покупка автомобиля. По словам Иванова, автомобиль он купил, деньги за него отдал, а получил сломанную машину, потратив на ремонт 500 долларов.

У потерпевшего Владимира другая версия. «Простым языком говоря, он две машины забрал, и С, и Е, две продал, деньги себе, а мне осталось 300 долларов, которые он мне давал при обмене, так как доплачивал за мой автомобиль», — рассказал потерпевший корреспонденту Naviny.by.

По словам Владимира, чтобы добиться возбуждения уголовного дела, он долго ходил с жалобами по инстанциям.

«Всем было до лампочки. Отказывались возбуждать уголовное дело, еще и мне угрожали. А он мне в Viber написал, что «цэшку» я продал, но ты денег не увидишь, будешь знать, как людям рожно всякое загонять, и что я ничего не докажу. Эх, если бы я сразу переоформил Меrcedes Benz С180 на себя, то и проблем бы не было. А он отказался переоформить, мол, нет времени, завтра, и всё», — объяснял в коридоре суда Владимир.

 

С днем рождения, свидетель!

Утром 25 июля в судебном заседании допрашивали свидетеля — бывшую сотрудницу Следственного комитета. Ей весной 2016 года звонил потерпевший с просьбой помочь разобраться в данной конфликтной ситуации. В день заседания у бывшего следователя был день рождения, и во время допроса в суде ей начали поступать звонки на телефон с поздравлениями.

Женщина снимала трубку и отвечала, судья Евгений Шершнёв сделал свидетелю замечание, потом еще одно... В итоге он оштрафовал бывшего следователя на две базовые за неуважение к суду.

Как свидетель выступал в суде коллега обвиняемого из уголовного розыска. Он давал показания, что как-то в мае 2016 года они выходили с обвиняемым покурить в скверик около отделения милиции, и к Максиму подходил мужчина (потерпевший Владимир), с которым был разговор, что автомобиль, который он продал милиционеру — неисправный. Милиционер требовал забрать автомобиль и вернуть ему деньги, но потерпевший не согласился.

В показаниях, которые милиционер давал ранее и сейчас на суде, были противоречия, и их нужно было устранить, чем и занялись прокурор и судья.

К примеру, на допросе в СК свидетель говорил, что выйти покурить и заодно поговорить с неким мужчиной — это была инициатива Максима, а на суде он заявил, что сам предложил выйти покурить, а потом уже подошел потерпевший для разговора.

Так как было на самом деле? Каким показаниям верить? Почему возникают противоречия?

«На момент допроса я неправильно выразил свою мысль, не в полном объеме передал следователю последовательность наших действий», — пытался объяснить свидетель.

«Ваши объяснения не удовлетворяют никого! Это основа, концептуальная, а не детали! Или вам слово «концептуальная» не понятно?» — пытался «устранить противоречия» государственный обвинитель Алексей Гавриков. Противоречиям в показаниях свидетеля будет дана оценка.

Суд продолжится 2 августа допросом иных свидетелей.